FAIL (the browser should render some flash content, not this).

 



 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 






Назад к предыдущей статье

Брак честен и ложе нескверно. Надо ли обсуждать интимную жизнь на исповеди?





Мы, православные, всегда найдём, чего бояться. В конце 90-х чуть ли не все боялись ИНН, в нулевых многие начинали дрожать при упоминании о биометрических паспортах. Теперь вот некоторых берёт оторопь, когда при оформлении, например, Шенгенской визы приходится сдавать отпечатки пальцев.


За годы, прошедшие с начала антикодовой истерии, у нас даже сформировался определённый тип прихожан. Они обычно кочуют из прихода в приход, и, глядя на нашего брата глазами страдающей бессонницей совы, полушёпотом спрашивают всегда об одном: «а можно ли?..», «а не страшно ли?..» И попробуй сказать не то, что они хотят услышать! Сразу начнётся: «а вот в монастырях!..», «а вот старцы говорят!..» И хоть кол на голове теши, хоть дубиной отмахивайся – всё без толку. А почему? Потому что «старцы говорят»...


Я тут на досуге задался вопросом: что же заставляет «старцев говорить»? Чем руководствуются те, кто придумывает и распространяет псевдоапокалиптические нелепости, смущая людей и позоря Церковь? Ответ нашёлся сам собой. В одиннадцатой главе книги Бытия: «И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли». 


«Сделаем себе имя». Старо как мир, но ведь работает! Сколько захолустных монастырей поправили материальное положение, появились на картах паломнических маршрутов и обросли поселениями «беглецов от антихриста» благодаря взятой на щит кодофобии? Сколько вполне заурядных батюшек приобрели славу «старцев», окружив себя десятками чад-отказников? Да и не шибко перспективных приходов, приросших новыми жертвователями благодаря навязчивой проповеди «конца времён и грядущего антихриста», тоже хватает.


Так что всем, кто встревожен обилием технических новшеств в нашей жизни, настоятельно рекомендую успокоиться. Люди, стремящиеся вас напугать и связать в вашем сознании отпечатки пальцев с предательством Христа, всего лишь создают имя. Те, кто хитры и бессовестны, – себе, а боязливые и недалёкие – другим.


Брак честен и ложе нескверно. Надо ли обсуждать интимную жизнь на исповеди?


Брак честен и ложе нескверно. Обсуждение подробностей интимной жизни на исповеди
Откуда в нашей православной среде появилась дурацкая мода на обсуждение подробностей интимной жизни на исповеди? Кто вообще решил, будто Церкви есть какое-то дело до того, что происходит в супружеской спальне? У кого первого хватило ума начать выискивать грехи в том, о чем еще апостол Павел сказал: «Брак честен и ложе нескверно»?


Некоторые ведь прихожане так усердствуют, что пока прямо не запретишь об этом говорить, не успокоятся. А всё почему? Потому что вот-де эдакий старец из такого-то монастыря сказал...


Я, конечно, не старец, но тоже скажу. Дорогие православные, запомните раз и навсегда: то, что происходит между супругами в спальне, вправе обсуждать только сами супруги и только между собой. Не ищите греха там, где его нет. И нашего брата-священника к этому не приобщайте. Не наше это дело. Задавать вопросы о вашей интимной жизни не имеет права ни священник, ни монах, ни архиерей. 


А если водится за кем излишний интерес к деликатным подробностям, то обходите таких горе-духовников десятой дорогой. Хоть бы какими старцами они не слыли.


Протоиерей Владимир ПУЧКОВ. Газета «Православная Винниччина», №3 (43), март 2017



О праздности и многоспании



Многие, из исповеди в исповедь, каются в праздности и многоспании. И каждый раз, когда я слышу подобное от работающего семейного человека, мне приходится прилагать огромные усилия, чтобы вместо серьёзного и душеполезного наставления о пользе труда и подвига не спросить: «А когда вы успеваете?»


Нет, правда, когда? Где, в бешеном ритме современной жизни, человек (если он православный, конечно) находит время на праздность и многоспание? Дом, работа, дети, хозяйственные хлопоты, уроки, покупки, заботы... Какая тут праздность, когда элементарного свободного времени нет? Ну, разве только выходные. Но тогда получается, что субботняя попытка компенсировать недельный недосып – самое что ни на есть многоспание, а вечерний футбол или сериал – пустая и душевредная трата времени. И горе тем, кто привык воскресным вечером дурачиться с детьми – нельзя драгоценное время на шалости тратить!


Абсурд, не находите?


«Постойте, – скажете вы, – но ведь написано же в умных книгах!» И таки написано. Но тогда давайте по уму. 


Итак, колыбель христианской цивилизации – Средиземноморье. И так уж вышло, что на протяжении многих веков носители христианских ценностей были и носителями средиземноморской ментальности. Авторы известных нам аскетических книг – не исключение. Культура труда в Средиземноморье и сегодня отлична от нашей. Например, пекарь-француз, чья булочная продаёт триста булочек в день, никогда не станет печь пятьсот, даже если есть спрос и позволяет время. Если на безбедную жизнь ему хватает и так, он скорее лишний раз с женой в театр сходит, чем будет спину гнуть. Испанец во время сиесты будет именно отдыхать, а не искать возможности подхалтурить. Грек не пожертвует семейным вечером в таверне ради дополнительного заработка. И так было, пожалуй, во все времена. 


В монастырях, понятное дело, во все времена было по-другому – oro et laboro и никакой тебе сиесты. Вот и приходилось аввам-подвижникам блюсти дисциплину среди молодой братии и писать поучения о вреде праздности. Не всё ведь нормальное для мирян полезно монахам.

А теперь, давайте, посмотрим на нас. Наша культура труда чем-то похожа на японскую. Там смерть на рабочем месте – обычное явление, и мы любим повторять, что отдыхать на том свете будем. Кроме того, один у нас старого советского закала, у другого материальные трудности, у третего выходные только на бумаге, четвёртый работает на двух работах, у пятого огород... А ещё растущие дети, стареющие родители, проблемы, форс-мажоры и ещё тысяча пустяков. И ведь не денешься никуда.


Поэтому, друзья мои, если утром выходного дня вы, наконец, выспались, если вы посвятили выходной общению с близкими, играм с детьми, прогулке, походу к друзьям, если ваш вечер прошёл за долгим семейным ужином, просмотром любимой комедии, дружным смехом над чьими-то шутками, если перед сном вы ещё час проболтали с женой (мужем) о пустяках – не нужно назавтра во всём этом исповедоваться. Не лень это, не праздность, и многоспание тут ни при чём. Это – маленькое житейское чудо, доступное и понятное, по нынешним временам, увы, не каждому. 


Не осудит вас за это Господь. 


Ну а я и подавно...


Его Величество Пустяк


У некоторых вся «духовная жизнь» так плотно соткана из пустяков, что Христу там просто нет места. Право же, место ли Ему среди обязательных платков, юбок в пол, невесть кем написанных акафистов, опасений съесть в пятницу печенье, которое вдруг да окажется непостным, чувства вины за нечтение Богородичного правила, боязни кошерных продуктов и вечного страха перед антихристом? Особенно если зацикленность на пустяках удобно соседствует с умением благонамеренно лгать, елейным лицемерием или свинским отношением к ближним, за которое «ты мне потом спасибо скажешь»...


Однако должен отметить, что носителей «пустячного благочестия» всё же далеко не большинство. 


Например, я давно и не без удовольствия отмечаю, что современные церковные девчонки не чувствуют никакой неловкости от ношения штанов за пределами храма и не стесняются маникюра или подкрашенных ресниц. Парни совсем перестали стыдиться своих музыкальных вкусов и без смущения могут рассказать, что модным прежде благочестивостям под гитару предпочитают хард или даже металл, не опасаясь при этом, что у батюшки от возмущения борода встанет дыбом. 


И эти же ребята, не смущаясь саном, всегда скажут тебе в глаза всё, что думают. Многие совершенно не умеют врать, не выносят фальши, презирают притворство и подхалимаж. Одни из них абсолютно не интересуются «подвигами» и «старцами», но никогда, даже при большой необходимости, не покривят душой. Другие утром и вечером, как в детстве, читают лишь 2-3 молитвы, но по-детски же непосредственны и искренни, хотя уже своих детей имеют. Третьи лишены привычки на всё брать благословение, зато всегда выполняют обещанное, и фразы «у меня не получается» от них не услышишь никогда. 


Да, все они плохо вписываются в привычные церковные шаблоны, а кое-кто не вписывается вообще. Но давайте вспомним Евангелие. В нём ведь, помнится, приведён лишь один критерий принадлежности к народу Божьему: «Вот истинный израильтянин, в котором нет лукавства». И это уже совсем не пустяки.


Протоиерей Владимир ПУЧКОВ. Газета «Православная Винниччина», №12 (40), декабрь 2016



См.также:












 
 



  ::     ::     ::     ::